Отзыв Нила Вуга (США)

В августе 2004 года ко мне на обучение приезжал незрячий американец в возрасте 38 лет. У него с собой имелось пишущее устройство для слепых, при помощи которого он сам вёл дневник занятий. (Перевод -  мой. Александр Бурса).

 

   День приезда.

 

Он попросил меня выйти из комнаты, чтобы он мог переместить трость. После чего он попросил меня встать в центре комнаты и локализовать её. Я открыл своё сознание и попытался позволить моему телу двигаться согласно ощущениям. Я почувствовал присутствие энергии в нижней части спины. Мне показалось что меня потянуло влево. Я повернулся и моя рука поднялась в определённом направлении. Тогда я замер, как будто бы находясь на краю великой невозможности.  Алекс воскликнул, что я абсолютно прав. Я всегда следую моему первому ощущению, не пытаясь обдумывать его. Он взял запястье моей указывающей руки и потянул меня в том направлении. Трость была там, прислонённая к стенке. Мой рот открылся в изумлении. Ощущение было чётким, но я сомневался в том, что именно я чувствовал. Он сказал попробовать ещё раз. Я вышел из комнаты и вернулся с неопределённым волнением в её середину. Второй раз я почувствовал ощущения, которые были очень специфическими, которые приводили меня в правильное нужное место. Опять я почувствовал своего рода принуждение повернуться лицом к определённой точке. Я засмущался, не доверяя себе, но он напомнил мне следовать за своими ощущениями. Я двинулся в прямом направлении пока моя рука не схватила трость в самом углу комнаты. Он был под впечатлением. Я был в полном изумлении. Он не мог поместить трость в известное мне место, он не мог направлять моё движение  ни  каким  образом.   Он  оставался  на  диване  и  он  молчал  пока  я  выполнял упражнения. Я не слышал его перемещений с того места, где я ожидал. Мои уши были наполовину прикрыты. Фактически, я находился в ванной комнате, которая отделена от жилой комнаты коридором. Что-то необъяснимое двигало меня по направлению к трости.

 

Он сказал: "Попробуй ещё раз". Я вышел и снова вошёл. В этот раз он не сидел на диване, а стоял рядом с ним. Я открыл моё сознание, почувствовал сильное принуждение повернуться и снова обнаружил конкретную точку. Я двинулся вперёд. Я двигался прямо по направлению к нему. Я остановился, попробовал изменить направление моего движения. что бы обойти его стороной, но это оказалось неправильным, трости там не было. Я пришёл в замешательство. Казалось, мне абсолютно ясно, что трость должна находиться здесь. Он сказал: "Твоё первое ощущение было верным. Вернись на исходную позицию". Я возвратился и встал лицом к нему. Я снова двинулся вперёд и, когда я наткнулся на него, он вручил мне трость со словами: "Она была за моей спиной". Я чувствовал, что она находится там, где он стоит, я двигался в этом направлении, но я не мог допустить, что он держит её за спиной. Когда я начал обходить его, я потерял сигнал, и воображение возобладало над ощущениями.

 

Я находился за пределами комнаты в больших сомнениях, моё состояние было близким к трансу. Я был очень впечатлён результатами поиска трости, но я всё ещё не мог объяснить себе на чём они основаны. Казалось, что эта задача находится далеко за пределами моих возможностей. Фактически, я был в очень больших сомнениях. Но то, что я смог найти мою трость четыре раза подряд, изумляло меня и подтверждало, что всё, о чём он говорит было возможным для нас всех при правильном обучении. Я снова вошёл в комнату, отбросил все сомнения в сторону, и открылся.  На этот раз я должен был локализовать три различных предмета. Первым была фигурка Эйфелевой башни, а два других были кассетами. "Найди предметы" - сказал он. Находясь в центре комнаты, я вдруг засмущался. Я чувствовал башню в моей правой руке. Это чувство было очень сильным и подавляло другие ощущения. Я замер. "Опиши свои ощущения" - сказал он.

 

  Я засмущался, с трудом пытаясь описать ощущения, которые я никогда ранее не испытывал, для которых в английском языке нет соответствующих слов. Может быть, если бы я говорил на китайском или санскрите, или тибетском, или шаманском, или каких-то других языках, которые бы признавали и дифференцировали такого рода ощущения, то я бы не испытывал трудностей. Но я не знал их. Я сказал, что я испытываю присутствие энергии в виде некоторого давления в левой и правой нижних частях спины, но я не мог описать их. Он сказал: "Следуй за своими ощущениями. Позволь своему телу двигаться, согласно этим ощущениям". Я попытался освободить мой мозг от башни, отбросив её подальше от моей правой руки, и подготовил моё тело для свободного движения. Я сразу же повернулся и пошёл по направлению к одному из кресел. "Очень хорошо" - сказал он. - Протяни руку". Я протянул и нашёл кассету, лежащую прямо передо мной на подлокотнике кресла. Он воскликнул: "Молодец! Откуда ты это знал?".

 

Я снова вошёл в комнату и остановился в её центре. Почувствовав необъяснимое ощущение, я повернулся лицом к правому от двери углу комнаты. Я испытывал сильное ощущение, что "башня" находится где-то в том направлении. Я пошёл вперёд, но внезапно наткнулся на косяк двери. Ощущение было очень смешанным. Я не мог понять всю сложность задачи, которую передо мной поставил Алекс. При движении влево, я бы оказался в холле, но логика не позволяла мне принять подобное условие. Это было бы очень сложной для меня задачей. При движении вправо, я бы наткнулся на открытую дверь. Но ощущение чётко указывало на то, что объект поиска находится где-то в этом месте.

 

Мой комментарий:

Логика мешает ему расширить сознание. Предмет может находиться где угодно, а не только там, где это можно предположить логически. Объект поиска находился на верхнем торце двери.

 

Я снова вошёл в комнату и замер в её центре лицом к стенке. Ощущение пришло сразу. Оно заставило меня повернуться на 180 градусов. Постояв несколько секунд, я двинулся вперёд. Но вдруг наступило разочарование. Я наткнулся на кресло. Я начал нервно ощупывать его руками в надежде обнаружить "башню". Но всё напрасно. Вдруг Алекс попросил меня попытаться расширить моё мышление и допустить, что объект поиска может находиться за пределами комнаты. Я вышел в коридор, выбрал направление в сторону кухни. Проделал несколько шагов вперёд. Остановился, потому что почувствовал некоторую пустоту, видимо вызванную фактом потери сигнала. Просканировал пространство рядом со мной. Повернулся лицом к стоящему в холле кухонному шкафу, сделав два шага, поднял руку вверх и обнаружил башню.

 

После обеда мы продолжили отрабатывать ту же самую задачу. Через несколько попыток я нашёл два предмета. Я не искал что-то конкретное, я поставил перед собой задачу, как сказал Алекс, найти какой-нибудь из предметов. Я пришёл прямо к кассете с надписью "Энигма".  Я был в замешательстве, так как он спрятал кассету в вентиляторе, стоящем в углу комнаты, и я не нашёл её точно, я только пришёл в то место, где она была. Я растерялся, в виду чего испытывал некоторые затруднения при поиске второй кассеты. Стоя посередине комнаты, я не ощущал никаких сигналов ни спереди, ни сзади, ни по бокам. Я был в полном замешательстве. Я был изумлён, когда Алекс указал мне место расположения этой кассеты. Она находилась прямо над моей головой на люстре. Я почувствовал себя не в состоянии определять местонахождение объекта в трёхмерном пространстве.  Я был разочарован, что он поставил передо мной такую сложную задача так скоро. И я сказал ему, что такая задача по своей сложности находится далеко за пределами моих возможностей, и, вероятно, не очень хорошая идея.

 

  Мой комментарий:

  Все задачи, а не только эта, изначально находятся за пределами его возможностей. Что касается этих двух, то они обе были выполнены верно. Особо можно выделить вторую, когда дойдя до центра комнаты, он ощутил потерю всех горизонтальных источников информации. Это говорит о том, что как эксперт, он был обучен различению разницы потенциалов между присутствующими и отсутствующими объектами по характеру излучения ими энергетических потоков.

 

  В ходе нашей продолжительной переписки он задавал мне много вопросов, один из которых, в частности, касался возможности идентификации присутствия или отсутствия в продуктовом магазине тех или иных продуктов. Очевидно, что при соответствующей наработке данной способности, эксперт сможет решать эту задачу со стопроцентным успехом.

 

Я определённо испытываю новые ощущения, которые, мне кажется, сильно перемешиваются с постановкой каждой новой задачи. Но я не могу логически описать их себе, в виду этого я не ощущаю связи этих результатов с ощущениями. Некоторые результаты могут быть очень впечатляющими, и важными - особенно с поиском трости. Я допускаю, что существует некий код этих ощущений, который мог бы объяснить механизм их появления, но я ещё не имею этого объяснения. Это ощущение - очень слабое, и эксперт должен научиться выделять и разделять такие типы сигналов.

 

  Мой комментарий:

Я много раз говорил ему об этом. Что, возможно, необходимо какое-то время, чтобы понять то, что происходит. Я много раз приводил ему пример с собой, что мне понадобилось пять месяцев, перед тем как впервые смог логически описать сам себе суть этих явлений, хотя на протяжении всего этого времени я был в состоянии выполнять многие сложные упражнения. Я много раз упоминал в ходе нашей переписки, а также при непосредственном общении, что отсутствие возможности логического описания этих новых ощущений очень часто имеет место в ходе нашей работы и может продолжаться довольно долго.

 

 Второй день.

 По каким то причинам, занятия в этот второй день проводились в небольшом парке рядом с домом Алекса.

 Одной из задач было локализовать и найти небольшой холмик, на котором росло дерево. Я почувствовал ощущение и пошёл. Он сказал: "Нет. Попробуй ещё раз". Я снова что-то почувствовал и пошёл в ту сторону.  Он сказал: "Нет.  Вслушайся в себя, в свои ощущения глубже". Я сделал как он сказал и снова пошёл. Он не остановил меня, поэтому я продолжил движение. Алекс должен был бы остановить и поправить меня, если бы я шёл неверно, или бы сбился с маршрута, таким образом я стал определять по его поведению правильно или неправильно я иду. Я нашёл холмик. Он находился на расстоянии примерно 50 метров от  исходной точки. Он мог находиться в любом другом направлении, на любом расстоянии. Мог ли я потратить целый день в его поисках без возможности использования этого нового ощущения? Но, Алекс удалил два возможных направления! Я не специалист по статистике, так что я не могу судить о вероятностях.

  

Мой комментарий:

 Два направления были исключены, но остались тысячи других. Таким образом, очевидно, что исключение этих двух не играет существенной роли  в  развитии способности выбора правильного направления.  Вероятность ошибочного либо случайного принятия им решения в данном случае ничтожно мала.

 

Третий день.

 

Мы начали отрабатывать информационный след. Я нахожусь в ванной комнате, когда Алекс проходит по определённым маршрутам в жилой комнате начиная от двери. Когда маршрут проложен, он приглашает меня начинать.  Я стою в дверях комнаты, пытаясь отыскать сигнал. Либо сигнал очень слабый, либо я его не чувствую вообще. Однако я начинаю движение. Сначала я медленно иду прямо, примерно через 70-80 сантиметров резко под углом 90 градусов поворачиваю направо, иду в непосредственной близости к первому креслу вдоль него. Затем поворачиваю под 45 градусов налево и иду прямо до угла стенки. Алекс говорит, что прошёл правильно.

  

Я медленно вхожу в комнату и прохожу прямо до тех пор пока не натыкаюсь на стенку, в этом месте я поворачиваюсь почти на 180 градусов и снова двигаюсь вперёд. Теперь я натыкаюсь на первое кресло, стоящее ближе к двери. Я снова поворачиваюсь почти на 180 градусов и, двигаясь в том направлении, дохожу до угла стенки. Здесь я снова поворачиваюсь опять почти на 180 градусов и дохожу до второго кресла.

  

Упражнение закончено и оно выполнено с предельной точностью.